Боримечката™ и сын Романа.

Однажды, Боримечката, весело распевая, гнал отару на выпас. Под ногами хрустел наст, и легкий морозец щекотал Альтер эго сквозь модное сатиновое белье. Солнце, увидев, что Боримечката шагает по горам, тоже решил причесать свои протуберанцы и выйти из-за туч. В общем, в горах все складывалось намного лучше, чем в экономике Киргизии.

Внезапно, на ишаке, который был у Боримечката вместо офиса, зазвонил телефон. Овчарка по кличке Блутуз мгновенно бросилась к трубке и принесла ее Боримечката. Боримечката ласково потрепал Блутуза по загривку, дав ему кусочек сахара и пендель. Потом приложил трубку к уху. В ней раздался голос его кунака с необычным именем Вадимиваныч, почему-то сын Романа. Боримечката не обращал внимания на такую фразеологию. Вадимиваныч был порядочнейшим чабаном, владел несметными сокровищами, ездил на полноприводной бричке, запряженной английским тяжеловозом с высоким крутящим моментом, содержал гарем и наложниц.

— Алло! — сказал Вадимиваныч.

— Кого мне для тебя убить — ответил Боримечката. Это у него было вместо «алло» для самых близких кунаков.

— Сегодня исполняется миллион лет с тех пор, как я украл золотое кольцо с пальца акушера — сказал в трубку Вадимиваныч. Приглашаю тебя посетить этот небольшой домашний праздник, который я устраиваю для самых достойных и твердых членов гор. Твой номер в списках гостей — один миллион. Доложишь его пехлеванам при входе. Я тебя жду, приходи. Адрес можешь посмотреть в Гугле. Красная крыша моего дома видна из космоса. Она вторая по величине после Великой китайской стены.

После этого Вадимиваныч попросил своего офис-менеджера нажать на его телефоне красную трубочку, а Боримечката задумался о подарке. Огромный черный ньюфаундленд был бы в самый раз. Перепонки на лапах и в ушах делали его бесценным подарком для человека, построившим такой огромный бассейн. Когда Боримечката в первый раз увидел его, то подумал, что эта посудина для должников Вадимиваныча, которые аккуратно должны были стоять рядами в черных смокингах на дне, забетонированные в блестящие алюминиевые тазики. Но его друг опроверг эту версию и сказал, что бассейн для души и сугубо для заплывов на байдарках и каноэ.

Определенно, это должен был быть ньюфаундленд, причем, сука, что бы Вадимиваныч долго мог любоваться подарком и вспоминать Боримечката.

Ровно за одну минуту до объявленного срока Боримечката, предъявив золотую пайзцу огромному рекембекеру в мохнатой норковой шапке, переступил порог дворца. Боримечката был свеж как тарифы МТС и необычен как реклама болгарской брынзы.

Зал был наполнен красивыми женщинами с ярко накрашенными губами, глазами, волосами и ногтями и суровыми мужчинами с квадратными подбородками. Бразильский карнавал казался черно-белым немым Носферату в сравнении с этим зрелищем.

Вадимиваныч только, что закончил очередной алаверды. После чего он попросил налить всем в рюмки чистый спирт, потому, что за время алаверды все молекулы этанола оторвались от молекул воды и сиротливо повисли под потолком. Не зря, Менделеев, когда-то запретил длинные тосты. Разбавив воду, все выпили, и Вадимиваныч попросил Боримечката сказать тост. Боримечката встал и вклеил изюминку разговора в пресное тесто этого мероприятия, все ошизели и прослезились. После чего Боримечката преподнес кунаку свой подарок. Подарок деловито отметил территорию на руках у нового хозяина.

Немного погодя, Боримечката чинно поклонился и покинул праздник. На ступеньках парадного входа, судя по запаху, его ждала вся отара с овчарками во главе.

Оставить комментарий