Комментарии

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ! (105)

Ноябрь – один из самых дурных месяцев в в/ч 54129. Надо провести техобслуживание матчасти перед зимой. Сменить жидкости в технике. Затариться углём, овощами для салатов и печёнкой для фуагра. Законопатить все окна, на случай ядерной зимы и повыкидывать на мусор сносившиеся и завонявшиеся ОЗК, противогазы и старые автомобили. Всё это выносилось за тыльные ворота тачками, что не вмещалось в тачку, грузилось на ТЗМ и топилось в калининградских болотах.
В одну из таких парко-хозяйственных горячих пятниц, Боримечката почувствовал некий диссонанс. В боксе с техникой чего-то явно не хватало, что-то уродовало привычный пейзаж. Боримечката никак не мог понять, что? Или кто? Наверное, глаз замылился – подумал Боримечката и громко позвал своего механика Кыштообаева. Тот как раз опять приварился пряжкой ремня к клеммам аккумулятора и дико орал, окутанный бушующим фейерверком. Боримечката подбежал к рядовому и вырвал его из объятий высокоёмкостного монстра в 300 ампер/час.
-Кеша, я сколько раз тебя предупреждал, не носить солдатский ремень в парке, а если штаны не держатся на твоих изящных бёдрах (худой жопе), для этого есть танковый матерчатый ремень, обалдуй киргизский! – заорал Боримечката. Кеша хлопал опалёнными ресницами и тёр глаза.
— Ладно, сейчас не об этом. Тебя ничего не настораживает в нашем боксе? Ничего не наводит на грустные мысли? Кеша, дико озираясь по сторонам, тряс своей киргизской головой.
— Да вроде бы ничего. А, что?
— Ничего, но гложут меня смутные сомненья. Чего-то не хватает.
— Ааа, так понятно чего, маленького пулемёта с БРДМ. Ещё вчера его не было. Боримечката почувствовал, как у него под шапкой шевелятся короткие волосы.
— А, где он? И зачем кому-то маленький пулемёт, если есть большой.
— Не знаю. Может с мусором вывезли за тыльные ворота по запарке. И теперь он там валяется. Маленький и беззащитный, всеми брошенный.
Через десять минут вся пятая батарея стояла раком на свалке за воротами и аккуратно сортировала мусор. Старые подштанники отдельно, поломанные ножи и ржавые детонаторы отдельно. Пулемёта не было.
-А чё это вы тут делаете? – комбат с явным недоумением на лице стоял, облокотившись на старый списанный БРДМ-1, и взирал на любимых гвардейцев, стоящих в позе локти-колени и высунув языки от усердия копошащихся в армейском трэше.
— Да вот пулемёт ищем – брякнул кто-то из молодых.
— Какой пулемёт? Вам, что своих мало?
Боримечката за всю свою службу не слышал, чтобы комбат так орал. За полчаса багаж метафор и гипербол Боримечката пополнился вдвое. От таких слов пулемёт сам по себе должен был вернуться, ползать перед строем и просить прощения. Это был единственный случай, когда в батарейный строй встали все, которые числились в ней по штату. Даже старшина. Комбат кричал как заведённый. О том, какие на самом деле все негодяи, и, что, не дай Бог война, он посадит всех на ракеты и отправит к ебене матери за линию фронта – в НАТО. Пусть там занимаются вредительством и пи.дят военное имущество. Аутодафе длилось с полчаса.
— А, что тут у вас случилось? – тихо спросил бравый старшина у Аручана – сержанта первого взвода.
— Беда, Иваныч! Маленький пулемёт с БРДМа пропал! Глаза у прапорщика стали как у лемура – большими, бездонными и грустными.
Герега продолжал бушевать. Основной тезис был приблизительно таков, что с этого момента он не доверит таким казлам не то, что ракеты или автоматы, но даже паршивой миски из столовой.
— Я научу вас думать о службе, а не о пёз.ах на гражданке!
Это было правдой. Комбат был мощным коучером.
— Вы у меня будете не только ходить, спать и гадить в ОЗК, но и уволитесь вы на дембель тоже в ОЗК и противогазах. Именно таким и увидит вас ваша мама в первый день демобилизации из СА!
— Товарищ капитан, разрешите обратиться! – старшина выбрал интервал в длинном спиче комбата и громко заявил о себе.
— Не сейчас, Иваныч! Видишь я личный состав е..! Просрать пулемёт это вам не хухры-мухры.
— Олег Петрович я сам сдал это долбаный пулемёт на склад РАВ (ракетно-артиллерийского вооружения). От греха подальше!
Воцарилась абсолютная тишина. Более уместно сказать тиша – украинский аналог тишины. Воцарилась абсолютная тиша! Было слышно, как воробей, усевшись рядом на камышине, с хрустом пережёвывает какие-то деликатесы, найденные на мусорной куче.

Оставить комментарий